Как психика избегает боль от потери

Столкновение с потерей – это больно. И неудивительно, что  психика прикладывает столько усилий, чтобы сделать происходящее более выносимым, защитить человека от боли. Недавно мне рассказали одну историю. У знакомых умер хомяк, любимец семьи. Все очень переживали, и вот буквально через несколько недель купили другого «такого же». Такого же по окрасу, назвали тем же именем, но оказалось, что новый хомяк отличается по характеру, он не такой ласковый и вообще совсем другой. Что очень расстроило членов семьи.

Когда происходит потеря, образуется пустота. Можно столкнуться с ней и чувствовать разные невыносимые чувства, а можно сразу что-то «придумать» (бессознательно), чтобы не переживать горя.

Continue Reading

Про психоанализ и ответственность за себя

Бытует мнение, что психоанализ — это про то, что во всем виноваты родители (особенно мать). Но психоанализ, психоаналитическая терапия не совсем про это, а про интегрированные внутри объекты. По сути, клиенты нам не дают реальную картинку родителя, сиблинга или кого-то еще, а тот образ, который у клиента внутри. Мне вспоминается история, приведенная в книге Н. Мак-Вильямс, про юношу, который описывал свою маму как маму-«холодильник», очень холодную, эмоционально недоступную. А на встрече с этой мамой Мак-Вильямс наблюдала, как та рыдает от того, что не может найти контакта с сыном.
Так вот, если вернуться к обвинениям в сторону реальных родителей. Суть психоанализа не про это. И результат здесь не в том, чтобы человек начал винить кого-то из окружения, а смог взять ответственность за свою жизнь, чувства, мысли, отношения и пр. на себя. Вот очень хорошая цитата от французского аналитика Джойс МакДугалл из книги «Театр души»:
«Сам аналитический процесс никогда не приходит к концу, и те, кто вовлекся в это предприятие в собственном внутреннем мире, обладают знанием, которое побеждает влечение к повторению старых и нетворческих решений. Они могут отказаться от роли всего лишь актеров на сцене жизни, которых направляет неконтролируемая судьба. Если Я свободно признает, что может контролировать желания и решения тех, кто населяет внешний мир, не более, чем контролировать и переписывать события прошлого, то, по крайней мере, теперь оно может принять полную ответственность за свой внутренний мир и способ, которым оно поддерживает как болезненные, так и приятные отношения со всеми персонажами психического театра. Я также лучше вооружено для отслеживания тех моментов, когда оно идентифицируется с жестокими, травмированными или нарушенными людьми из своего внутреннего психического мира, тем самым обращаясь со своим детским Я, все еще стремящимся вырасти, с той же самой жестокостью или непоследовательностью, что и взрослые из прошлого, по ощущениям ребенка. Недостаточно более возлагать всю ответственность за трудности в жизни на непоследовательную, сверхсознательную или сумасшедшую мать; или на отсутствующего, слабого, жестокого или умершего отца; или завистливых сиблингов, национальность, религию или внешние события. Каждый из нас должен выбрать, что же он будет делать со всем тем, что случилось в жизни, использует он это творчески или деструктивно. Таков урожай с психоаналитического поля. Он не каждого устраивает. Многие люди предпочитают отшвырнуть ответственность за свое несчастье или неудачи фигурам из прошлого или тем, кто их окружает в настоящем, и тем самым сохранить пожизненно паттерны идентичности, служащие психическому выживанию».

Continue Reading

Про нормализацию клиента в терапии

На практике это то, что в терапевтической работе приходится делать очень часто.

Что такое нормализация клиента?

Каждый человек приходит в терапию уже с неким готовым набором убеждений, мысленных конструкций и всяких чувств по поводу себя, мира, общения с людьми и многих других вещей. Описанные установки не являются никогда случайными, а произрастают из опыта клиента, особенно опыта взаимоотношений в родительской семье. Иногда такие убеждения могут быть реально очень поразительными.

Continue Reading

5 фраз, которые не стоит говорить своему маленькому ребенку

Сегодня пропишу мой личный топ-5 фраз, которые уж точно не стоит использовать на регулярной основе с маленьким ребенком.
1. «Мне за тебя стыдно».
Случай из жизни. Допустим, ребенок 3 лет ходил-ходил замечательно в садик, а в одно прекрасное утро взял и «взбунтовался». Капризничает, кричит, плачет, с мамой расставаться не хочет. А мама ему: «Маме за тебя стыдно. Как ты себя ведешь?»
Или другой случай. Дети играют на детской площадке, и маленькая девочка 2.5 лет, у которой еще не отрегулирован «горшок», вдруг описалась. И мама, которая ругает и говорит: «Как тебе нестыдно».
Каждую ситуацию можно разбирать отдельно. Но «стыжение» — это самое последнее, в чем нуждается тут ребенок.

Continue Reading

Про вину конструктивную и деструктивную

Вина – это хорошее чувство. Конструктивная вина. Она про соблюдение нравственных законов, про совесть. Сделал кому-то плохое, осознай, извинись, больше так не поступай. Такая вина про человека, которого мучает совесть, когда он понимает, что сделал больно другому. Она про эмпатию, потому что ты можешь поставить себя на место другого и понять его чувства. И раскаяние здесь не только приносит облегчение тебе самому, но еще открывает диалог с Другим. Вина, которая про уважение к чувствам других, про человечность. Нормально, когда ты наступил кому-то на ногу, извиниться. Сорвался после тяжелого рабочего дня на того, кто под руку попал, попросил прощения. Взрослая, конструктивная, нормальная вина.
Но есть вина деструктивная. С ней регулярно сталкиваюсь в своей терапевтической практике. Часто с первого взгляда и не поймешь, про что она. Приведу один пример.
Допустим, приходит на терапию клиент. В детстве с ним плохо обращались, унижали. Родители, например, были алкоголиками, ребенок часто был предоставлен самому себе, рос как придется. В общем, человек, у которого было трудное детство и тяжелые отношения с родителями.

Continue Reading

Пациенты, с которыми ошибки в эмпатии неизбежны

Эмпатичное присоединение – это то, чему учатся большинство практических психологов, что называется, со «школьной» скамьи. Эмпатия – отличный инструмент, чтобы присоединиться к состоянию пациента, понять его чувства. Но эмпатия словно бы не всегда «работает». В своем практическом опыте сталкивалась с несколькими типами пациентов.
Первый – это те, которые говорят с тобой «на одном языке». Это более зрелые пациенты, чьи чувства вполне себе понятны. И даже если человек самому себе не признается в каких-то чувствах, то в контрпереносе эти чувства отчетливо ощущаются. Например, пациентка, которая рассказывает о муже, о ситуациях неприятной критики в свой адрес и чувствует вину, ищет ее в себе, а терапевт в это время в контрпереносе ощущает довольно явно злость на мужа. Это агрессия, которую пациентка вытесняет. Главное тут – что чувства эти очень понятны, отчетливы. И если ты как-то говоришь пациенту про вину, злость, печаль или еще что-то, то он понимает, о чем речь и дает соответствующую обратную связь.
Но есть второй тип пациентов. С ними эмпатия словно бы «не работает».

Continue Reading

Когда чего-то недодали в детстве…

Когда человеку чего-то недодали в детстве или когда он чего-то недополучил в детстве, то события могут развиваться по нескольким сценариям.
Один вариант – человек не осознает, что чем-то обделен и ведет себя во взрослой жизни так же, как себя вели с ним в детстве. Например, не принято было в семье говорить друг с другом о чувствах или показывать свои слабости, искать утешения у кого-то из близких в трудную минуту, или еще что-то, нужное добавить по усмотрению… Человек привык так жить, так быть, он не знает, как по-другому, и во взрослой жизни это воспроизводит. Сам того не замечая, неосознанно. Возможно, у ребенка когда-то были злость, печаль в холодном окружении, но они уже где-то погребены, он адаптировался. И вот человек подрастает и делает все то же самое уже в своей семье. Идет повторение истории.

Continue Reading

Как понять, нормально ли развивается ребенок?

Тема развития ребенка – одна из самых болезненных для большинства мам. Многие тревоги начинаются уже с момента беременности. В животе растет ребенок, его невидно, невозможно контролировать происходящее, и мать уже тогда переживает, прислушивается к себе, своим ощущениям, думает, все ли нормально, с трепетом встречает первые шевеления малыша. Радость и тревога идут рука об руку. Например, плановые обследования, скрининги, УЗИ. С одной стороны, они успокаивают будущую маму, с другой – вгоняют в волнение, ведь многие боятся услышать, что с ребенком что-то не так. И тревоги о развитии ребенка во время беременности – это только начало в череде различных переживаний, через которые предстоит пройти матери.

Continue Reading

Симбиоз, он и в Африке симбиоз…

История первая, собирательная. Семья – мама, папа, и ребенок, например, 6 лет. Мама беспокоится, что ребенок не так активен, инициативен в социуме, как ей хотелось бы, а ведь сыну/дочери скоро в школу. Начинаешь общаться, выясняется, что мальчика/девочку в сад отдали поздно, но ребенок туда почти не ходит, часто болеет. Да и там его не так накормят, не так оденут, обидят.

Continue Reading

Как урезонить бесцеремонную свекровь. Советы психолога

У меня тут взяли интервью для белорусского Интерфакса по теме отношений невестки и свекрови.

«Семейная жизнь многих пар начинается под одной крышей с родителями. Что делать, если свекровь считает себя вправе заходить в вашу комнату без предупреждения и в ваше отсутствие, и вас это выводит из себя? Или если она любую вашу инициативу по обустройству быта, в том числе на вашей территории, принимает в штыки и требует безоговорочного подчинения, заявляя: «Здесь хозяйка я»? На вопросы портала interfax.by ответила психолог Анна Хидирян (г. Москва).

Продолжение по ссылке .

Continue Reading