Любовь как еда

Оральность вплетена в наше повседневное восприятие и в повседневный язык. Например, можно вспомнить слова «на закуску», «кушать», «есть» и др., которые могут употребляться в переносном значении. А если почитать классику, можно найти примеры, когда о любви метафорически говорится как о еде, то есть в оральном контексте.

К примеру, стихотворение «Нищий» (1830) М.Ю. Лермонтова:

У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!

На метафорическом уровне возлюбленная героя становится тем, кто должен его накормить. А любовь здесь — это и есть та еда, которую ждет мужчина. Голод, жажда и страданье (все вместе и одновременно), про которые тут пишет поэт, очень на самом деле напоминают состояние младенца, который хочет быть накормлен матерью. Скорее всего он все эти вещи, упоминаемые Лермонтовым, ощущает одновременно. Взрослый человек уже может отделить грусть, голод, жажду, а у младенца все это соединено.

Приведу еще один пример — из романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина» из диалога между Вронским и Анной:

«– Я то же самое сейчас думал, – сказал он, – как из-за меня ты могла пожертвовать всем? Я не могу простить себе то, что ты несчастлива.

– Я несчастлива? – сказала она, приближаясь к нему и с восторженною улыбкой любви глядя на него, – я – как голодный человек, которому дали есть. Может быть, ему холодно, и платье у него разорвано, и стыдно ему, но он не несчастлив. Я несчастлива? Нет, вот мое счастье…».

Эта метафора очень точно обозначает состояние героини, смысл, мотивацию ее поступков. Читатель может понять, какой была ее прошлая жизнь на уровне чувств до появления в этой жизни Вронского. Она была замужем за нелюбимым человеком, а теперь полюбила. Она была «голодной» внутри, а теперь у нее есть любовь — ей «дали есть».

В обоих случаях говорится о человеке нищем (тот, кто живет без любви), который хочет есть. Но у Лермонтова больше про отсутствие энергии, сил, жизни, а дальше про грусть и разочарование, усугубление тоски, потому что желаемое не реализуется. А у Толстого Анна дальше говорит про стыд, и это именно про ее положение в свете, когда она стала любовницей Вронского. Но в обоих случаях человек без любви — это прежде всего человек голодный, и любовь для него — «кусок хлеба», который может сделать его счастливым.

 

 

 

Вам также может быть интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *