Как психика избегает боль от потери

Столкновение с потерей – это больно. И неудивительно, что  психика прикладывает столько усилий, чтобы сделать происходящее более выносимым, защитить человека от боли. Недавно мне рассказали одну историю. У знакомых умер хомяк, любимец семьи. Все очень переживали, и вот буквально через несколько недель купили другого «такого же». Такого же по окрасу, назвали тем же именем, но оказалось, что новый хомяк отличается по характеру, он не такой ласковый и вообще совсем другой. Что очень расстроило членов семьи.

Когда происходит потеря, образуется пустота. Можно столкнуться с ней и чувствовать разные невыносимые чувства, а можно сразу что-то «придумать» (бессознательно), чтобы не переживать горя. Например, забить пустоту чем-то или кем-то. Из этой серии истории про болезненные расставания. Когда человека бросили, и он через неделю находит себе «замену». Потеря настолько непереносима, что нужно что-то предпринять и не оказаться в одиночестве, отверженным. Или, например, узнает человек, что не состоится завтра долгожданная встреча и на это отвечает: «Ничего, зато, наконец, ковер в прачечную отвезу, давно собиралась». Сразу нашлось другое дело на место долгожданной встречи.

Механизмов избегания потери очень много. Я их постоянно наблюдаю в жизни, в терапевтической практике.

— Всякие рационализации с «зато». Вот, допустим, после проваленного собеседования в хорошую компанию: «Ну и что, что не приняли, зато не придется вставать к 6 утра» (человек, который очень хотел работу в крупной компании, с большой оплатой и перспективами).

— Обесценивание. Нужно как-то обесценить то, чего хотелось, чтобы этого не хотелось так сильно и не было больно терять. Или нужно обесценить то, что произошло, чтобы не переживать разочарования в себе. «Не больно-то было и нужно», «не так уж много для меня ты и значил», «не так уж сильно и хотелось эту машину».

— Разные «перевертыши». Из серии «не ты меня бросаешь, а я тебя бросаю» или «не я никому не нужен, а я всем нужен, только ни с кем не встречаюсь и на свидания не хожу», «не ты со мной не хочешь знакомиться, а ты мне не подходишь» (после попытки познакомиться и пригласить на свидание и отказа).

— Уход из «здесь и сейчас». Столкнулся человек с потерей, а его мысли и чувства уже в будущем, что ему нужно делать завтра, послезавтра, через год. Тут важно то, что человек не говорит: «Как жаль, как грустно, как мне плохо», то есть не проживает печаль, а мгновенно переключается на какое-то будущее событие. Например, «надо завтра сделать то-то, через час то-то и т.д.».

— Абсолютное видимое непереживание потери. Человеку сложно что-то почувствовать, вроде как ничего не произошло, ничего не изменилось, он занимает отстраненную позицию (не путать с шоком). В психике словно совсем нет пространства на проживание потери.  Можно думать о том, что для человека нечто настолько сильно невыносимо, что просто не доходит до сознания, не допускается до осознания.

Есть еще способы справиться с горем, «традиционные», практически культурно закрепленные или характерные для конкретной семьи, например, еда, алкоголь. Допустим, плохо ребенку, плачет, а мама ему: «скушай пирожок, станет легче». Нет ничего плохого в пирожке, плохо, что нет пространства для чувств, никто не пытается разобраться с состоянием ребенка. Потом вырастает взрослая женщина или мужчина, которые, когда им плохо, успокаивают себя едой, потому что это тот способ справляться с горем, который они усвоили с детства.

Таких способов избегания потери много, и у каждого они свои. Если человек склонен делать это все много и часто, то в психотерапии обычно говорят о хрупком Эго, когда фрустрация воспринимается как угроза разрушения психики. Если человек способен проживать потери, быть в них и выходить на «светлую сторону», значит, у него более сильное Эго, и он более адаптирован к реальности, ему легче справляться с жизненными трудностями и быть в отношениях.

 

 

 

Вам также может быть интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *